Как у казаков землю отжали

Поработать на земле, выделенной Янкульско-Кианкизскому казачьему обществу, казакам не удалось. С осени 30 с небольшим гектаров земли вспахало и засеяло соседнее предприятие «Андроповский агрокомплекс», а на минувшей неделе оно же скосило пшеницу, не заплатив казакам даже арендную плату. Казаки едва не схватились за нагайки, но потом вспомнили, что времена уже не те и приняли всё со смирением.

Не отстояли казаченьки землю-кормилицу

Пшеничное поле под хутором Янкуль в три десятка гектаров казаки исправно охраняли. И даже, как говорили в советские времена, хотели приступать к уборке зерновых. А накануне перед этим знаменательным днём на колосящуюся ниву заехали сразу 18 комбайнов соседнего предприятия «Андроповский агрокомплекс». Атаман Константин Андреев мигом надел мундир и кубанку, схватил шашку, залихватски гикнул и помчался. Но не в степь широкую, степь раздольную, а к районному прокурору. Всё-таки 21 век на дворе и о «бесчинствах» агрокомплекса атаману сообщили по мобильнику. Не успел Андреев со своим заместителем Николаем Соколенко доехать до прокуратуры; поле было уже скошено.

– Что ж вы не защищали свою землю, для чего вас поставили охранять? – возмущался адъютант его казачьего превосходительства Николай Иванович.

– Да с ними был участковый Дмитрий Стрельцов. Сказал, если мы в рукопашную полезем, погоны полетят, – ответили бравые терцы.

Когда казачье заявление на агрокомплекс и участкового уже лежало в прокуратуре, полицейский пришёл каяться. Правоохранитель на слово поверил представителям агрокомплекса, которые заявили, что у них есть предварительный договор субаренды казачьей земли.

А в чём вообще сыр-бор?

30 гектаров заброшенной земли казачье общество, занесённое в государственный реестр, получило на пять лет, как и предписывает закон, без торгов. Пока шло межевание и оформление договора аренды, часть этой земли, как сказал атаман, попала под плуг тракторов «Андроповского агрокомплекса». Вроде бы случайно ночью тракторист перепутал ориентиры.

Казаки, по словам адъютанта его казачьего превосходительства Соколенко , собирались обрабатывать эту землю вместе с фермером опять же казачьих кровей: он обещал дать технику. И тут терцы повели себя как тот медведь из сказки про вершки и корешки.

 Поскольку на краю поля уже поработали трактора, нанятые агрокомплексом, адъютант предложил директору предприятия Надежде Полтавской скооперироваться.

– В субаренду передавать эту землю мы не можем. Будет совместное сотрудничество. Вы сначала заплатите деньги, потом будем работать. 150 тысяч рублей – и пожалуйста, заезжайте, пашите, косите. Хотите, на 11 месяцев подпишем договор. Уберёте пшеницу до июля – дальше можем продлевать.

При том при всём хотел адъютант Соколенко и пшеницы в закрома хотел засыпать. Поехал Николай Иванович разбираться. Ему предложили почитать составленный юристами агрокомплекса договор о субаренде, хотя этот вид использования земли, выданной вне конкурса казачьим обществам, запрещён. А там непонятные цифры, будто казаки уже задолжали предприятию и на все пять лет отдают ему свой участок. И да, терцы подмахнули документ. Думаете, что казаки могут только шашкой махать. Через несколько дней, заматамана  обнаружил, что поле уже засеяно, а деньги за него никто не внёс. Тут уж в казачьем обществе не на шутку забеспокоились. Платить-то за аренду надо каждый квартал, а будет ли прибыль – бабушка надвое сказала.

Николай Соколенко написал заявление заместителю главы администрации – руководителю управления сельского хозяйства Андроповского района Василию Бандилету. Тот ушёл в отпуск, а когда вернулся, ответил: мол, казаки не имеют право передавать землю в субаренду. А вот в прокуратуре разбираться не стали. Сказали: земля ваша, и все, что на ней растёт, – тоже ваше.

Пришлось снова ехать в агрокомплекс, а там ему вместо 150 тысяч рублей предложили лишь 72. Казаки отказались, ведь одна только аренда обойдётся им в 50 тысяч рублей, а сколько ещё было потрачено на межевание?  Заматамана предлагал агрокомплексу вернуть затраты на полевые работы и расплатиться после уборки пшеницы. В ответ агрокомплекс пригрозил задисковать хлеб.

– Дискуйте, – разрешил атаман, – но только в нашем присутствии. И выставил охрану. Но, увы, против 18 комбайнов с участковым казаки оказались бессильны.

Обратная сторона казачьей земли

У генерального директора агрокомплекса Надежды Полтавской, естественно, своя версия событий. По её словам, Николай Соколенко сам просил обрабатывать его землю.

– Мы начали пахать и словесно договорились, что возьмём в субаренду эти 30 гектаров. Потом он подписал договор– сказала Полтавченко. – А потом он говорит: «Да нет, меня это не устраивает». Я спрашиваю, а как тогда? А он: «Ну, вот вы посеяли, а я буду убирать, оплачу только ваши затраты». А он знает наши затраты? Я не согласилась. Мы заплатим им аренду и больше эту землю эксплуатировать не будем. Мы в пятницу с утра убирали пшеницу, а потом подготовили и отправили в центральный офис оплату. Надеюсь, сегодня, в понедельник, она прошла. Правда, бухгалтер на уборке.

И апофеозом всей этой истории стало заявление начальника сельхозуправления: он, по словам Николая Соколенко, требует с казаков отчёта о скошенной пшенице и как это так получилось, что терцы сдали краевую землю в субаренду. И, по словам адьютанта его казачьего превосходительства, даже пригрозил у казаков этот клочок забрать. Эх, не отстояли терцы землю-кормилицу…

24 августа 2017 в 12:12
Больше от Ставинсайд:
Новости по теме:
 
Больше от Ставинсайд: